CatFishing - ловля сомаБайки

Все про ловлю сома

Модератор: DRAKULKA

Аватар користувача

Автор цієї теми
DRAKULKA
Адміністратор
Повідомлень: 2067
З нами з: 18 лютого 2009 10:18
Справжнє ім'я: Віталій
Звідки: Луцьк
Дякував (ла): 1033 рази
Подякували: 1942 рази
Контактна інформація:

Байки

Повідомлення DRAKULKA » 12 липня 2011 09:59

ФРИЦЫ НА РЫБАЛКЕ

... Есть у меня друг. Немец. Немец самый что ни на есть породистый, чистокровный, хотя и потомок в каком-то там колене русских эмигрантов.

Большой любитель рыбалки, настолько большой, что при слове РЫБА он делает стойку и с затуманившимся взором начинает пускать слюни.

Зовут его Курт. Познакомились мы с ним в Германии, довелось мне там работать по контракту в начале 90. Русский матерный он знает в совершенстве (моя заслуга), русский разговорный со словарем.

(читайте всё небросайте на пол пути, непожелете:-))
И вот захотелось ему как -то поймать БОЛЬШУЮ РЫБУ. Ну рыбы у нас достаточно, но вот насчет БОЛЬШОЙ...

Рыба-то есть, но она по причине своих размеров пропорциональных прожитым годам настолько премудра, что изловить ее стоит немалых трудов (речь не идет о рыбе весом менее пуда).

Пошел я на поклон к знакомому егерю. Дедок в таком возрасте, что еще Наполеона наверное помнит, но тем не менее сколько я его знаю, всегда бодр и прыток не по годам. Всю жизнь он прожил на реке и всю Большую рыбу чуть ли не поименно знает. Слово зА слово, пузырьком пО столу, разговорил я деда.
Вытер дед усы и молвил:
- Будет тебе БОЛЬШАЯ рыба!

Звоню Курту, сообщаю радостную весть. Проходит некоторое время, он прибывает. Утыканный как ежик колючками удилищами и обвешанный всякими прибамбасами. Едем к деду. У деда есть лодка. Большая лодка, ровестница деда, но такая же крепкая и добротная.

Плавает на ней дед, или, как он выражается, ХОДИТ, он таким образом; берет длинный и прочный шест, стоя на носу лодки втыкает шест в дно и идет к корме держась за шест. Так повторяется несколько раз, а когда лодка наберет скорость, можно просто стоять на корме и шестом, как дед выражается `подсовываться`.

Управляется он с этим шестом просто феноменально и скорость лодки вполне приличная. Ну так вот, приехали мы с Куртом к деду, приезд, как полагается, обмыли и стали снасти настраивать.

Курт уже «на полуспущенных» (немец - он и есть немец, что с него взять) пытается сотворить какую-то по его разумения СУПЕРСНАСТЬ для СУПЕРРЫБЫ.
Дед посмотрел, сказал:
- Выкинь на хуй! - и принес из сарая веревку толщиной с палец и крючки, похожие на якорь от авианосца.
Глаза у Курта стали как блюдца, но так как немцы народ деликатный, он промолчал. Затем дед повертел в руках всякие супернаучные приманки и тоже отбросил в сторону. Тут уже стало интересно мне. Приволок дед древний Карамультук и не сходя с места уконтрапупил пару каркуш. Обсмолив паяльной лампой, дед приладил их к своим крюкам.
Примерно в метре от наживки присобачил пару кирпичей.
Снасть готова. Курт в ступоре. Дед добывает из сарая пару камер от грузовика, берет насос и все это хозяйство тащит в лодку. Курт молчит, но его глаза говорят за троих.

Грузимся в лодку, дед по одному ему ведомым приметам находит в реке место, накачивает камеры, вяжет к ним свои снасти и швыряет все за борт, потом спокойно суется к берегу и идет домой. Курт в задумчивости, я, если бы не знал деда, тоже уже был бы весьма озадачен.

Дело к вечеру, доедаем шнапс и баиньки.

Утром порываемся на реку, дед удерживает. Занимаемся хозяйством, причем Курт все время пристает к деду с вопросами о том, кого мы ловим. Дед отмалчивается. К вечеру берем удочки и идем ловить просто рыбу.

Курт вылавливает солидного леща кило на 4 весом – и, счастливый, сообщает о том, что большую рыбу поймал. Сфотографировавшись с ней, собирается выпустить в реку.
Отбираем у него рыбу.
Законопослушный Курт, узнав о том, что мы собираемся съесть рыбу, пойманную (о ужас!) без соответствующей лицензии да к тому же не прошедшую санитарного контроля, пришел в неописуемый ужас и с дрожью в коленках все ждал появления «полицай», готового нас немедленно арестовать и оштрафовать.
Дрожал он до первой рюмки, потом с аппетитом уписывал жареного леща и нахваливал искусство деда.
На следующее утро одной из камер, торчащих поплавками посреди реки на месте не оказалось.
Дед с азартно заблестевшими глазами потер руки и сказал:
- Ну ребяты, хороший поросенок уцепился, давненько я таких не лавливал. Надо же, кирпич за собой таскает! Айда в лодку, счас мы его супостата изловим!
Прыгаем в лодку, начинаем поиски. Весь день кружим по реке, расширяя круги, а камеры все не видно. Наконец к вечеру дед утомился и решил сойти на берег перекусить. Я тоже увязался с ним, рыбалка рыбалкой, а кусать хоца.

Курт, охваченный азартом, решил поиски самостоятельно продолжить. Обнаружил он камеру прямо напротив того места, куда мы подошли после сытного обеда (или ужина). Нашел он ее по видимому перед самым нашим проиходом, а посему все дальнейшие события мне довелось наблюдать со стороны.

Итак, Курт узрел камеру, подплывает к ней и цапает веревку. Сом (как оказалось он был очень сердит), недовольный тем, что его потревожили, немедленно несется прочь, попутно выдергивая из лодки Курта как пробку из бутылки.

Тот еще в полете соображает, что рыбка шутить не намерена, а посему пора делать ноги.

К нашему берегу (ширина Волги в этом месте метров 150) он подплыл (или подбежал, пес его знает, во всяком случае во время заплыва он не погружался в воду больше чем по пояс)минут через 5, а это, я думаю, тянет на мировой рекорд.

Далее было делом техники.

Дед метнулся к соседу, схватил весла, прыгнул в его лодку и на всех парах помелся к выныривающей из волн камере. Из воды он ее доставать не стал, просто привязал к ней веревку, а веревку зацепил за нос лодки.

Мы стояли на берегу и наблюдали, как сом катает деда по реке. Курт забыл про свою мокрую одежду, с глазами как у совы смотрел то на меня, то на деда в лодке и беспрестанно вопрошал: « Was ist das ?» - иногда вставляя: «Ни хуя сепе!».
Потаскав деда с полчаса, сом утомился, и дед стал потихоньку править к берегу. Подошел сосед, заинтригованный неожиданной прытью деда, уволокнувшего весла и лодку. Всей толпой уговорить сома вылезти на берег мы не смогли, пришлось соседу заводить свою древнюю «Ниву» и тащить рыбку с ее помощью.
Вытянули.

Померили.

2метра 70 см.

Вес почти 200 кг.

Репа как котел. Чавкает. Хвостом по песку возит.

Курт от радости чуть его не целует, всю пленку в фотоаппарате перевел, видеокамеру чуть не изнасиловал, все запечатлеть этого сома старался. Сом в обхвате поболее полметра, упитанный, и на его фоне Курт как цыпленок выглядит.

Смотрю, сосед бензопилу прет. Оказывается сома разделывать собрался. Курт чуть не в крик, руки растопырил, сома защищает. Матом как пьяный сапожник верещит, и меня поближе подтягивает.

Не дал сома зарезать, отпустили мы его обратно. Да и дед слезу пустил, говорит как в молодости побывал, не осталось почти таких гигантов. Обмыли мы сомово освобождение, на следующий день Курт со всеми сфотографировался, снасти свои все деду подарил и проводил я его в Неметчину полного впечатлений о РУССКОЙ РЫБАЛКЕ.
За це повідомлення автора DRAKULKA подякували (всього 4):
Діма (13 липня 2011 12:23) • Alegator (14 липня 2011 08:27) • sentkroy (14 липня 2011 18:06) • promouterus (03 січня 2012 14:31)
Рейтинг: 10.81%

Аватар користувача

Автор цієї теми
DRAKULKA
Адміністратор
Повідомлень: 2067
З нами з: 18 лютого 2009 10:18
Справжнє ім'я: Віталій
Звідки: Луцьк
Дякував (ла): 1033 рази
Подякували: 1942 рази
Контактна інформація:

Re: Байки

Повідомлення DRAKULKA » 12 липня 2011 22:51

Минуло с той памятной рыбалки два года.
Курт у себя на родине является членом рыболовного клуба, и когда он там показал фотографии и видеозапись улова, как и бывает в таких случаях, сразу нашлись и завистники, и скептики, и просто желающие тоже поймать такую же рыбку. Ну хотеть не вредно, и возможность осуществить мечту выпала только через годы.

В общем, снова звонок, поездка к деду, традиционный пузырек и дедово согласие. Прибывают трое. Курт как опытная устрица порожняком, а еще двое фрицев в полной походной выкладке...

Мне, как назло, в эти несколько дней было некогда, поэтому отвез я их к деду, а всё остальное, уж извините, рассказываю от его лица, так как сам непосредственным свидетелем не являлся.

Итак.

Ну привез ты фрицев, уехал, мы как водится за знакомство приняли, стали снасти готовить. И надрал же меня хрен кровать в доме передвинуть, чтобы место для ночлега гостям подготовить. Радикулит, мать его за ногу так прихватил, хоть вой.

Ну Курта то я уж знаю, наказал ему что делать, а сам отлеживаться пошел. Он все приготовил, пришли они все в избу, на посошок приняли и пошли на реку. Курт то вроде как более трезвый был, а энти двое ну прям в лоскуты.

И приняли то вроде немного, пару литров на четверых, а их то уж вон как развезло. Ждать их возвращения не стал, лег спать. Утром просыпаюсь, Курт на полу храпит мокрый насквозь, двоих нет.
Ну я встревожился, стал Курта будить. Куда там, дрыхнет как сурок.
Наплевал на радикулит и покостылял к реке. Выхожу на берег, глядь - ЭсТешка (речное судно, предназначенное для перевозки сыпучих грузов, серия СТ) Михалыча на банке (мель на реке) сидит. На борту никого не видно.
Покричал-покричал, в соседову лодку взгромоздился, и к ЭсТэшке правлю. На борт поднялся - никого. Что думаю за мистика, куда все делись. Зашел в рубку и по УКВ диспетчеру говорю, что мол судно на банке сидит, а экипажа нет на борту.

Диспетчер в ответ:

- Знаю, туда два РБТ (речной буксир-толкач) пошли, а экипаж весь в дурке, у них у всех белочка…

Ну, думаю, дело не чисто.

Михалыч на борту никогда в рот спиртного не берет, а уж чтобы до белочки всей командой допиться……

Надо, думаю, Михалыча разыскивать, а до райцентра 30 верст, самому не одолеть. Пошел к соседу на поклон. Завели его Ниву, поехали в дурку в райцентр. Нашел врача, тот мне и говорит:

- Диагноз «белая горячка» не подтвердился, рассматриваем «массовый психоз»...
Что, как - ничего не понимаю.

Трясу врача, оказывается они всей командой ( 4 человека) видели говорящий буй на реке. Причем буй разговаривал на ненашем языке, по их словам. Соображаю, что дело нечисто, метемся с соседом обратно. Бужу Курта.

Тот немного приходит в себя и начинает рассказ. Оказывается, они угнездились в лодку, причем двое свежих фрицев были, что называется, на рогах. Курт, как наиболее трезвый (сказывается прошлый опыт) ухватил шест и решил последовать примеру деда (я описывал способ).

Раза три он удачно пробежал по лодке, они вышли почти на середину, ход уже хороший у лодки, и тут решил Курт еще раз подтолкнуться. Всадил шест в дно, добежал до кормы, шест надо выдернуть, а он гад застрял, и следуя законам физики вынул Курта из лодки.

Лодка с приличной скоростью стала удаляться, а Курт остался висеть на шесте.

Глубина в этом месте метра полтора, настоящая глубина чуть дальще начинается, но все равно купаться не хочется, поэтому Курт ухватился за шест поосновательнее и стал с тоской смотреть по сторонам. Стемнело довольно быстро. В этот момент появились на горизонте ходовые огни вышеописанной ЭсТешки.

Немецкий умишко Курта вообразил, что плывут спасатели. Он, не долго думая, достает фонарик, и начинает моргать светом.

Я не силен в судоходстве, но по-моему судно, идущее вниз по течению, должно оставлять буй или бакен, как его называют, моргающий белым светом справа по борту.

Рулевой добросовестно берет чуть левее и судно так же добросовестно взгромождается на мель. Курт, думая что судно притормозило из-за него, начинает орать. В минуту опасности ВСЕ люди орут на родном языке, что и сделал Курт. В этот момент с борта судна стаей полетели ебуки капитана, почувствовавшего сильный удар судна.

До Курта стало доходить, что он сделал что-то не то и его сейчас будут бить. Поэтому он наплевал на все, отцепился от шеста и бросился к берегу, добрался до дома, вылакал остатки шнапса и лег спать. Оставшиеся на судне пришли в себя, включили прожектор, осветили все вокруг и не обнаружили бакена.

Сообщили диспетчеру.

Тот выслушал историю про то, что белый бакен сначала моргал, потом стал орать по-ненашему, а потом вдруг прыгнул в воду и уплыл к берегу, и тут же вызвал «скорую».

В это время остальные два немца проснулись в зарослях камыша, куда лодку прибило течением, Курта не обнаружили и, решив, что он где-то поблизости, решили самостоятельно ловить рыбу.

Снасти для ловли БОЛЬШОЙ РЫБЫ я описывал в прошлый раз. Немцы их тоже видели, знали для чего они, но не знали КАК. Поэтому они, следуя немецкой логике, для ТАКОЙ лески подобрали на берегу ТАКИЕ ЖЕ удилища (представили, да), в каждом из которых было как минимум по пол-куба дров и забросили снасти в воду. Назначение камер они понять не смогли и просто надели их на себя, вообразив что это спасательные средства.

Вот в ТАКОМ виде и застал их на реке патруль рыбнадзора.

А теперь представьте: крупная водная магистраль, посреди нее в лодке два хмурых типа, ни хрена не рубящих по-русски, увешанные фото и видеоаппаратурой и держащих в руках ТАКОЕ.

А вы бы что подумали?

В общем, когда все разъяснилось, пароходство, больница и остальные непосредственные участники в лежку лежали от хохота, к деду прилипла кличка ШТАНДАРТЕНФЮРЕР, Курт оплатил все расходы и штрафы, немцы получили обратно всю аппаратуру и завели много новых знакомств. Людьми они оказались с юмором, ко всему произошедшему тоже отнеслись с пониманием - в общем, международного скандала не было, а Курт в задумчивости спрашивал, разрешат ли ему снять здесь фильм.

Продолжение истории о немцах-рыболовах.

Теперь я уж сам при этом присутствовал, проникся, так сказать...

Улеглась вся шумиха, все успокоились, кроме немцев. Они ведь рыбу ловить приехали. Отошли они от стресса, пошушукались между собой, и постановили: хер с ней, с БОЛЬШОЙ РЫБОЙ, половим хотя бы обычную. Дед не против.

Предлагает половить щук. Все проголосовали ЗА. Надрючиваются снасти, смазываются катушки на спиннингах, готовятся сапоги-скороходы, в общем обычная суета. Один Курт грустит. Приехал-то он в этот раз БЕЗ снастей!

Ну дед, добрая душа, достает из сарая кружкИ. Рыболовы поймут, а для не рыболовов поясню. Кружок - это круг из легкого твердого материала (чтобы плавал), выкрашенный с одной стороны ярким цветом, а с другой стороны в него вставлен небольшой шестик. Леска намотана на кружок и пропущена через шестик. К леске привязан крючок с наживкой.

Когда рыба берет, она срывает леску с шестика и переворачивает кружок, одновременно сматывая леску с кружка. По плавающему перевернутому кружку (для этого красят) определяется поклевка.

Ну так вот, рассказал дед Курту что с чем едят, и посоветовал для приманки наловить лягушек (щука на них хорошо берет). Ну взгромоздились на лодку и на острова. Двое немцев пошли вдоль берега со спиннингами, я забросил пару донок на судака, дед взялся кашеварить, ну а Курт взгромоздился на лодку и поплыл расставлять кружкИ к зарослям камыша, предварительно наловив хороших, отборных лягушек.

Дед наловил на уху окуньков, ершей и прочей мелочи (хоть и мелочь, но уха вкусная!, заварил, меня позвал, выкушали с ним по соточке, лежим у костра, балдеем. Уха доспевает, водочка теплом по желудку растеклась, на песке у костра уютно, лепота одним словом. Слышим, немцы идут, переговариваются.

Подходят довольные, один хорошего жереха вынул, второй пару тоже хороших щук - в общем, довольны. Присели к нам, накатили по 100, мы тоже. Пошел у нас разговор, каждый по-своему трет, но как говорится рыбак рыбака... В общем, друг друга понимаем, ведем неспешную беседу.

Уха готова, пора ужинать. Курта все нет. Наконец показывается. Злой как сто индейцев подходит к костру. Молчит. Наливает СЕБЕ (!), высасывает, не закусывая (!!!) и подсаживается к костру.

Мы с дедом встревоженно смотрим друг на друга (ну рефлекс уже), потом дед осторожно спрашивает Курта что случилось.

И тут!!!

Курт вскакивает, с остервенением плюет себе под ноги и разражается речью. Что это была за речь!!! На двух языках, с пляской и жестикуляцией, с подпрыгиваниями и подвываниями, с пробежками вокруг костра и потрясанием кулаком в сторону камышей.

Мы с дедом с восхищением заслушались, причем дед внимал открыв рот и с уважением покачивая головой в такт словам. Ну что это была за речь!!! По-моему, даже жерех и щуки на кукане, и те заслушались.

Да, с момента нашей последней встречи Курт значительно опередил своего учителя, т.е. меня. Ему и в подметки теперь не годились сантехники, сапожники и слесари. Из его уст лилась МУЗЫКА!!!

По-русски из этой речи мелькало лишь одно цензурное слово - ЛЯГУШКИ, а по-немецки вообще одни предлоги. Немцы тоже раскрыли рты и внимали, боясь пошевелиться.

Наконец Курт успокоился. Дед сразу налил ему еще 200, и сказал что такой музыки давно не слышал. Немцы уважительно кивали.

Курт высосал шнапс, успокоился окончательно – и, позвав нас с собой, пошел к лодке, выписывая ногами кренделя. Заинтригованные, мы гуськом поплелись следом. Взгромоздились в лодку. Курт везет нас к камышам.

Подплываем. Он не слова не говоря, берет в руки кружок, на крючок сажает лягушку и опускает кружок в воду.

Вопросительно смотрим. Успокаивающий жест. Снова смотрим. Кружок покачивается на воде. Проходит минуты 3, около кружка всплывает насаженная на крючок лягушка и преспокойно взгромождается на кружок, напрочь забыв свою прямую обязанность.

Курт шлепает по воде шестом, лягушка исчезает в воде.

Спустя несколько минут все повторяется.

Так как кружков у Курта было около полутора десятков, да еще расплылись они друг от друга, то получается, что все время Курт был занят "разгоном демонстрации".

Учитывая немецкую терпеливость и расстояния между кружками...

Словом, было от чего прийти в ярость.

Когда до ВСЕХ дошло, от хохота проснулись спавшие на деревьях вороны...
За це повідомлення автора DRAKULKA подякували (всього 2):
Виталий (13 липня 2011 13:37) • wetal (02 лютого 2012 12:30)
Рейтинг: 5.41%

Аватар користувача

Автор цієї теми
DRAKULKA
Адміністратор
Повідомлень: 2067
З нами з: 18 лютого 2009 10:18
Справжнє ім'я: Віталій
Звідки: Луцьк
Дякував (ла): 1033 рази
Подякували: 1942 рази
Контактна інформація:

Re: Байки

Повідомлення DRAKULKA » 12 липня 2011 23:13

Бугай и Плешевик

Пролог:
Если в самом начале по дороге на рыбалку вас постигла непредвиденная беда, - немедленно возвращайтесь домой и не насилуйте свою судьбу.
Эту историю, свидетелем которой был сам, я обычно рассказываю только под вечернюю стопку на рыбацком ночлеге. Смех сквозь слезы.

И так, шел март 1974 года. Я был еще безлошадный, и зимние поездки на дальнюю рыбалку начинались на площади Белорусского вокзала, где можно было подсесть в какой-нибудь рыбацкий автобус с несколькими свободными сидячими местами. Обычно ездили на Рену, Себлу, Сутку, Ламь, Суховетка и другие реки Рыбинского моря. Площадь Белорусского вокзала была забита толпами рыбаков, которые брали на абордаж каждый останавливающийся автобус, пытаясь попасть в число счастливчиков- пассажиров. Мы с другом трезво оценили наши возможности и поняли, что здесь нам, без риска сломать свои ребра, - в автобус не пролезть. Решили уйти метров на 300 по примыкающей к площади улочке, где народа было значительно меньше, и где автобус с несколькими свободными местами мог спокойнее остановиться, без риска лишится всех дверей. Сидим, ждем. Через некоторое время к нам присоединились еще два рыбака, - главные действующие лица в этом повествовании. Первый - Бугай. Это прозвище напросилось само по себе, т.к. он был два метра ростом, весом не менее 140кг, с огромным алюминиевым ящиком и таким же огромным самодельным коловоротом, диаметром шнека не менее 180см. Второй - Плешивик. Это прозвище так же напросилось само по себе, т.к. ростом он был метр с кепкой, с большой плешью на потылице, с маленьким фанерным ящичком и старым разболтанным, допотопным коловоротом.

Через час возле нас остановился Львовский автобус и его страшОй в открывшуюся дверь сказал, что есть всего четыре места. Мы все вспорхнули со своих ящиков и кинулись к двери. Будучи молодыми и шустрыми мы с другом первыми влезли в автобус, но пройти дальше к самым задним и свободным сидениям мешали наставленные в проходе ящики. Третьим влезал бугай, держа на плече огромный ящик и таща за собой свою буровую установку. Он стоял на первой ступеньке и держался за поручни, но дальше пройти не мог, т.к. мы с другом загородили ему дорогу. Плешивик никак не мог поднятья на первую ступеньку, к тому же со всех сторон уже бежали другие страждущие рыбаки и он рисковал быть просто отпихнутым от долгожданного автобуса. Видя такую опасность, он попытался просклизнуть между ног бугая, но его, трахнутая молью ушанка, соскользнула с лысины и упала на землю. Плешивик нагибается, чтобы поднять шапку, а в это время Бугай, уставший висеть на поручнях, выгнул свою грудь и просто вдавил нас с другом почти до конца автобуса. К несчастью лямка его огромного ящика соскальзнула с плеча и он летит углом вниз прямо на лысину нагнувшегося Плешивика. Удар был такой, что Плешивик даже не охнув распластался на земле под дверью автобуса. Подбежавшие другие рыбаки подняли лежащего Плешивика и усадили на его ящичек, а Бугай даже не понял, что произошло. Народ попался душевный и уже никто больше не претендовал на оставшееся свободное место в автобусе. Плешивика подняли на руки и так же на руках внесли в автобус, доставив прямо на последнее заднее сидение.

Львовский автобус имеет последний задний ряд сидений прямо над мотором, которые выше, чем все остальные посадочные места. Вот в левом углу, у двери и уселся Плешивик. Из рассеченной головы сочилась кровь и душевный народ тут же нашел кусок пластыря, которым крест на крест заклеили образовавшееся отверстие, а сверху одели облезлую ушанку. Наконец автобус тронулся в длинный путь. Чтобы скоротать время рыбаки тут же сели играть в народную рыбацкую игру "Сика". Образовалось несколько команд, которые скучились в центре автобуса вокруг импровизированных столов из ящиков. Мой друг и Бугай присоединились к играющим, а я задремал в правой стороне задних сидений. Плешивик так же тихо дремал, вцепившись одной рукой в вертикальный поручень, другую руку он положил на горизонтальную часть от этого поручня и уперся лбом в натянутой ушанке на положенную руку. Так как играющих было много, а места в проходе очень мало, рыбаки убрали большую часть ящиков в самый зад автобуса, так что ногу поставить там уже было некуда. Прошло более часа и вдруг автобус резко подбросило на ухабе. Наверно водитель зевнул приличную колдобину. Зад Львовского автобуса подбросило, как катапульту и рука Плешивика соскользнула с горизонтального поручня. В ту же секунду шапка Плешивика слетела с его головы и он со всего маха приложился лбом о голый поручень. Раздался глухой удар, Плешивика откинуло на спинку сидения и он отключился. В автобусе все стихли и с испугом смотрели на неподвижного попутчика. Душевный народ сразу вспомнил, что именно этому рыбаку уже досталось по темени, а больше всех расчувствовался Бугай, т.к. испытывал некоторую свою вину в первом эпизоде. Бросив карты он на четвереньках добрался до Плешивика и стал приводить его в чувство.

Кто-то передал ему нашатырь на тряпке и Плешивик зашевелился. Увидев огромную шишку на лбу Плешивика Бугай совсем растрогался и полез в свой огромный ящик за наркозом. Налив целый стакан водки он вложил его в руку Плешивика, в другую руку сунул здоровый, племенной, соленый огурец. Плешивик молча и не морщась принял наркоз, так же залпом заглотил огурец и откинулся на спинку, тупо глядя на окружающих. Автобус снова тронулся в путь, и игра в карты продолжилась. Бугай изредка поглядывал на Плешивика, сочувственно покачивая головой. Наконец его видимо что-то осенило и он снова пополз по ящикам на четвереньках в зад автобуса. Плешивика сильно развезло то ли от стакана, то ли от огромного огурца и он еле сидел, пытаясь держаться прямо. Бугай предложил ему лечь на задние сидения, благо они были свободны, т.к. двое, - Бугай и мой друг ушли играть в карты. Чтобы ему было теплее, Бугай накрыл его сверху своим огромным тулупом, так что Плешивика даже не стало видно. Удовлетворенный оказанной заботой Бугай снова сел за карты. Проехали еще несколько часов. Плешивик не вставал ни на заправках, ни до ветру. Все даже забыли про него, но тут автобус снова очень сильно подбросило. Водила резко тормознул, а сонный Плешивик, взлетев до потолка с тихим писком полетел вперед и рухнул вниз прямо на расставленный ящики.
Снова наступила тишина. Плешивик лежал, накрытый тулупом и не шевелился. Снова Бугай полез проверять его на живучесть. Откинув тулуп, взорам открылась картина:. Плешивик припечатался лицом о самый высокий ящик Бугая. Его нос, посиневший от водки теперь стал просто фиолетовым, а из разбитых ноздрей раздувались красные пузыри. Бугай, чуть не в слезах разорвал свой старый и грязный носовой платок на две части, смочил их водкой и запихнул чуть не до затылка Плешивику в ноздри.

Дальнейший путь до самой деревни все ехали в настороже, - как бы снова не пришибло бедного попутчика. Деревня оказалась небольшой, но вот дома удивляли своими размерами. Это были двухэтажные, большие постройки, в которых жилое помещение занимало половину верхнего этажа, вторую половину занимал сеновал, где сено лежало на длинных поперечных жердях, а внизу под всем домом был скотный двор с коровами, свиньями и курами. Первая и единственная комната с печкой по средине была размером где-то 6 х 8м. Вот в такую хату и вселился весь автобус. Хозяин с хозяйкой спали на печи, поэтому в нашем распоряжении был весь пол, на который стелились соломенные матрасы для спанья. В комнате стоял длиннющий стол, за которым на двух таких же лавках уместились почти все рыбаки. Наскоро перекусив, все разбежались по речке. Было начало марта и клев уже начинал активизироваться. Все поймали по разному, но без рыбы почти никто не остался, кроме Плешивика. С бодуна и с заплывшими от ушибов глазами он вряд ли видел поклевки сторожка. К вечеру все снова собрались в избе за столом на традиционный общак. Каждый достал из своих закромов привезенную жратву и выпивку и ужин начался. Широкая душа Бугая не давала ему покоя и он усадил Плешивика рядом с собой не жалея ни своей водки ни племенных огурцов. Плешивик попытался было достать свою единственную непочатую чекушку, но народ дружно воспротивился и каждый норовил накапать в стопку Плешивика своей водки и всунуть в рот квашенной капусты или соленый гриб. Печь была натоплена качественно и вскоре все разделись почти до маек. Натолкав в утробу Плешивика всякой всячины все постепенно забыли про него и шел обычный шумный рыбацкий разговор.

Переполненный желудок Плешивика никак не хотел мириться с таким насилием и стад давать позывные. Через некоторое время ему стало невтерпеж и он стал суетится до ветру. Хозяин заботливо накинул ему на плечи его кожушок и вывел в сени, где был "туалет". Устройство туалета блистало своей гениальной простотой. Просторные сени на втором этаже закачивались поперек дома обрывом. Перед этим обрывом на уровне колен была приколочена длинная отполированная штанами слега, которая не давала какающему сесть на пол и позволяла свесить голую задницу над пропастью нижнего этажа, где бродила скотина. На уровне лопаток уже сидящего на слеге, была приколочена вторая слега, которая удерживала спину какающего и не давала ему упасть вниз. Ширина этого срального балкона была около метра, поэтому рыбацкий народ всю зиму срал в одно и то же место.

Морозы были не слабые, поэтому снизу выросла огромная гора дерьма, смахивающая на Эйфелеву башню, которая не доходила до второго этажа всего на полметра. Над сральным местом горела единственная тусклая лампочка. Вот в такой туалет и привели Плешивика. Проводив его, хозяин вернулся к недопитой стопке и разговор продолжился. Наконец водка была вся выпита и народ затребовал чаю. Хозяин поставил на стол двухведерный самовар на углях и вывел трубу от него в верхнюю вытяжку на печи. И тут Бугай спохватился своего соседа по лавке. Хозяин почти быстро вспомнил, что давеча отводил его до ветру и ваще ему давно уже пора было просраться, да видать племенной огурец крепко застрял поперек прохода. Он вышел в сени и через секунду вернулся недоумевая, куда мог запропаститься Плешивик. Сени были пустые. Несколько рыбаков вышли перепроверить ситуацию, но Плешивика нигде не было, и только снизу, из скотника доносился чавкающий звук обитающей там скотины. Кто-то догадался заглянуть вниз, за перила срального балкона и в свете 20 ватной лампочки все увидели Плешивика со спущенными штанами, который с упорством альпиниста пытался взобраться на Эверест из дерьма. По всей видимости, от передозировки он не удержался на двух точках опоры уникального туалета и сложившись пополам соскользнул вниз на высокую кучу дерьма. Хозяин решил, что выковыривать Плешивика из этой кучи не царское дело и кликнул свою старуху. Хозяйка накинула свой тулуп и спустилась вниз через наружный выход из избы. Внутренняя лестница со второго этажа сеней в нижнее подворье не была предусмотрена. Через минуту она вернулась и твердо заявила, что такого обосранного муд-ка она ни в жисть не впустит в свой дом, и ваще с дыркой в голове надо сидеть дома, а не лазить в скотнике по дерьму. Народ вступился за бедного рыбачка и хозяйка отправилась по деревне искать истопленную баню, т.к. Плешивик наотрез отказался спать в дерьме даже на сеновале. Благо баня нашлась на другом конце небольшой деревни и все вздохнули с облегчением.

Пока стирали Плешивика народ сел пить чай, а хозяин начал таскать из сеней соломенные матрасы для ночлега и расстилать их на полу. Через час вместе с хозяйкой вернулся Плешивик в немыслимой одёжке, которую ему одолжили в банном месте. Хозяйка несла здоровенный тюк наскоро выстиранной одежды страдальца. Плешивика усадили за стол и стали так же усердно накачивать чаем. Вскоре народ стал клевать носом и большинство устроилось спать. Все лучшие места оказались заняты и осталось несколько мест под длинным столом. Так как стол на ночь придвинули поближе к стене, а у самой стены стояли рядом две длинные лавки, то лежащий народ был вынужден ложится ногами под стол, тем более что от окон тянуло холодом. Головы лежащих намного выступали из под стола, но оставшийся проход между рядами спящих был довольно большой и не мешал ночным походам до ветру.

Плешивик остался без своего кожушка, который сох на двух веревках над печкой и Бугай заботливо уложил его рядом с собой. Его огромный тулуп мог накрыть половину спящих. Плешивик тихо лежал на матрасе, положив продырявленную голову на чей-то чужой валенок и свесив разбухший фиолетовый нос. Народ затих и начался сначала робкий, а затем более уверенный разноголосый храп. Хозяин со свой старухой забрались на печь, но свет продолжал гореть, т.к. несколько рыбаков еще курили в сенях. Вдруг Бугай вскочил и выбежал в сени. Оказывается, в заботах о Плешивике он забыл заправить свой большой китайский двухлитровый термос на следующий день. Принеся термос и засыпав в него полпачки заварки, он наполнил термос под пробку кипятком из огромного самовара. Некоторые, страдающие бессонницей рыбаки, стали громко возмущаться, что свет слепит в глаза и его давно пора выключить. Под шумок кто-то из рыбаков щелкнул выключателем, а Бугай в потемках стал шарить по столу рукой в поисках пробки от термоса. Нечаянно он задел локтем термос, который стоял почти на краю стола, прямо над головой Плешивика и кипяток хлынул из широкого горла на несчастного Плешивика. Раздался душераздирающий крик и многие вскочили со своих мест. Кто-то догадался включить свет, и все увидели носящегося по избе Плешивика, голова которого была похожа на красную столовую свеклу. Разобравшись что к чему хозяйка понеслась к соседке за гусиным жиром, который по ее словам очень шибко сильно помогает от всяческих ожогов. Принеся плошку жира, она намазала им всю голову Плешивика и сверху повязала ситцевым цветастым платком, чтобы жир не скапывал на пол. Плешивик, похожий на свеклу в платке, тихо скулил сидя на полу. Пробурчав, что сегодняшний день никак не кончится, хозяин снова залез на печь и затащил туда свою старуху. Наконец народ уснул.

Утром все встали с чувством какой-то вины и с опаской поглядывали на Плешивика, у которого на голове вздулось несколько волдырей. Рыбацкий азарт оказался сильнее всех невзгод и Плешивик надев свою высохшую одежду твердо заявил, что не останется сидеть в избе и тоже пойдет рыбачить. Спорить с ним никто не стал и все разбрелись по реке. Второй день оказался удачнее, особенно у Плешивика. Он наловил почти пол своего ящичка некрупной плотвы и к 12:00 все снова собрались в избе, укладываясь в обратную дорогу. Чтобы не пачкать избу весь народ сгрудился в сенях, укладывая уловы в свои ящики и рюкзаки. Плешивик потихоньку перекладывал рыбешку из ящичка в целлофановый пакетик. В этот момент хозяин вынес из избы огромный двухведерный чугун мелкой вареной картошки для свиней. В том углу, у стены, где расположился Плешивик, стояло большое деревянное корыто, в которое и была вывалена горячая картошка, чтобы остывала. Сени заполнил пар и тусклый свет лампы почти не стал виден. Бугай, стоя спиной к Плешивику, тщетно пытался рассоединить стык своего смерзшегося коловорота. Поняв, что в одиночку ему не справится, он попросил помочь стоящего рядом крепкого рыбака. Мужик взялся варежками за шнек, а Бугай, засунув изгиб колена коловорота под мышку, принял удобную позу для выдергивания стыка. Когда два бугая берутся за дело, - оно всегда спориться. Через несколько сильных рывков коловорот рассоединился и Бугай по инерции отшатнулся назад, угодив грибком коловорота аккурат в темя нагнувшегося над ящиком Плешивика.

Оглушенный Плешивик, даже не охнув, плюхнулся задом в корыто с горячей картошкой. Все в страхе замерли. Плешивик сидел в корыте весь в пару и не шевелился. Когда кипяток добрался наконец через его ватные штаны до задницы, он издал уже знакомый всем вопль и выскочив из корыта принялся носиться кругами по сеням, натыкаясь на рыбаков и тщетно пытаясь скинуть дымившие паром штаны. На втором витке Бугай словил его одной рукой, а второй сдернул штаны очень ловким, и как показалось натренированным движением. Плешивик повис на его руке, издавая стонущие звуки и прикрывая голый обожженный зад. При весей трагичности ситуации народ дружно заржал.

Такого финала рыбалки никто не ожидал. Выбежавший на шум хозяин щедро пожертвовал ему свои старые штаны, в которых он чистил скотник наверно последние 15 лет. Водитель автобуса уже несколько раз сигналил, торопя рыбаков к отъезду, и все снова засуетились вокруг своих пожитков. Чай пить было уже некогда, - все поспешили в автобус и мы тронулись в обратный путь. Водка была выпита еще накануне, вечером и все дружно проголосовали за остановку у ближайшего магазина. Затарившись и закусив, мы снова тронулся в путь. Плешивик сидел на своем месте в заднем углу, трезвый и подавленный, с опаской поглядывая на своего невольного обидчика. Бугай, сидящий рядом с ним, тщетно пытался влить в него хоть немного водки, но бедолага был тверд и от очередного наркоза отказался. Тогда Бугай вспомнил, что у него остался в термосе не выпитый чай и предложил его Плешивику. Плешивик с радостью закивал фиолетовой головой, до сих пор повязанной бабкиным платком и пропитанным гусиным жиром. Бугай достал термос и налил полную крышку от термоса горячим и крепким чаем. Его огромные и закорузлые руки смело держали алюминиевую кружку, полную чая. Плешивик так же смело принял эту кружку двумя руками и почти тут же выпустил ее из рук, т.к. удержать почти кипяток голыми руками он не смог. Кружка упала ему прямо на ширинку подаренных тонких штанов, приварив остатки былой мужской гордости. Третий раз мы услышали знакомый вопль. Водитель спешно остановил автобус и открыл заднюю дверь. Плешивик выпал из автобуса, на ходу спуская штаны, и сел голым задом на придорожный сугроб, стараясь затолкать свои обваренные яйца внутрь сугроба. Придя в себя, он медленно встал, натянул мокрые штаны и пошел к передней двери автобуса. Водитель открыл дверь и Плешивик вошел вовнутрь. Глядя испуганными глазами на заднее сидение он сказал: "Или сразу пристрелите, или пересадите от этого Бугая, иначе я живым до дома точно не доеду". Спорить с таким аргументом было бы кощунственно и ему уступили самое хорошее место. До самой Москвы он сидел не шелохнувшись и не выходя на туалетных остановках. На площади Белорусского вокзала он попросил рыбачков, чтобы ему принесли его ящик и коловорот, которые лежали в ногах Бугая. От одной мысли о встрече с ним у Плешивика начинали дрожать коленки. Так они и расстались, даже не попрощавшись, хотя Бугай все время их совместного существования очень искренне жалел и постоянно пытался помочь несчастному рыбаку.

Это была судьба!
За це повідомлення автора DRAKULKA подякували (всього 3):
bodya.s (13 липня 2011 16:53) • Виталий (18 липня 2011 19:31) • vadik2121 (09 вересня 2018 19:02)
Рейтинг: 8.11%

Аватар користувача

Автор цієї теми
DRAKULKA
Адміністратор
Повідомлень: 2067
З нами з: 18 лютого 2009 10:18
Справжнє ім'я: Віталій
Звідки: Луцьк
Дякував (ла): 1033 рази
Подякували: 1942 рази
Контактна інформація:

Re: Байки

Повідомлення DRAKULKA » 13 липня 2011 09:38

РЫБАКИ…

В нашем сплоченном идеей борьбы с преступностью и горячительными напитками коллективе служило два субъекта, которые к всеобщему удивлению имели хобби. Один – это я, собственной персоной, другой – мой друг, напарник и кум – следователь Костя. Была у нас традиция: несмотря на любые превратности погоды, два раза в месяц отправляться на рыбалку на водоемы Московской, Тверской, Рязанской и других близлежащих областей. Ловили всё и везде. Без улова не возвращались. И не по тому, что на обратной дороге заезжали в магазины «Свежей рыбы», а потому, что нам, действительно везло и относились мы к этому делу с любовью. Наши жены к нашим детским шалостям относились также с пониманием: мы приезжали трезвые, относительно чистые, да и главное с уловом, чем несравненно радовали своих детишек, когда те с восторгом наблюдали плавающих в ванной щук, лещей и судаков. Наше руководство, порой, ставило, нас в пример, давая понять, что, по крайней мере 2 сотрудника, в тяжелое для страны время, не только облагораживают свой быт, но занимаются добычей снеди для прокорма своих домочадцев и даже несколько раз пытались организовать на базе управления «Клуб любителей рыбалки», назначив при этом нас учредителями. Да и не в прокорме дело… Фанатами рыбалки мы были, есть и будем. Настоящие рыбаки нас поймут. Но случился казус. Пришел к нам в отдел по квартирным кражам опер Олег, который нехитрым оперативным путем (через сплетни) узнал о нашем с Костей увлечении и изъявил желании стать третьим рыболовом-любителем, ссылаясь на то, что у себя на родине, в районе реки Дон, он голыми руками задушил 25 килограммового сома. Все это он подтвердил рассказом под литровый бутыль шикарного первача. Поверить – не поверили, но его настырность взяла вверх и в следующий рыболовный поход мы решили взять его с собой. Тем более он сказал, что в его распоряжении имеется резиновая лодка с небольшим мотором «Ветерок», что для прохладного сентября было явным преимуществом. Шкурные амбиции половить с плавсредства взяли свое.
- Куда едем? – с видом знатока поинтересовался Олег, зайдя в пятницу утром к нам в кабинет, - Кого будем дрочить?

- Дрочить, Олежек, ты будешь х*й, а мы едем на судака на Истринское водохранилище, - подытожил Костя и продолжил, - На Пятницком плесе сейчас неплохо судак на малька играет.
- Ясно. Понял. Когда едем?
- В 18-00 на станции «Планерная». Автомашина ВАЗ-2105 белого цвета г/н п004пп. Устраивает? Успеешь?
- А то, бл*, я казак - усмехнулся уничтожитель сомов, - Я буду на стареньком «Опеле» серого цвета с лодкой на багажнике. Удачи, рыбачки!
- И тебе не хворать, - пожелал Костя и продолжил дописывать обвинительное заключение.
- Ну, кумэ, я пойду – дел по горло, - махнул я рукой и направился на свою говенную териториию с наркоманами и бытовушниками, - Вечером заеду, куме привет.
В назначенное время мы с Костей, предварительно наловив в реке Сходня малька, в полной боевой готовности уже более получаса ожидали нашего третьего браконьера в условленном месте. Так как я был за рулем, то бутылку за бутылкой глотал «Ессентуки», мой кум успокаивался в салоне «Столичной», закусывая ее, еще горячей картошечкой, сваренной и сдобренной домашним маслицем и укропчиком моей супругой. Нервы были на пределе!!! Где же этот доморощенный Данди по прозвищу Сом?!!!
В это же время со стороны улицы Планерной на площадь вылетело чудо немецкого автомобилестроения «Опель», немытое со времен 1941 года. На крыше из стороны в сторону раскачивалась уже надутая и еле закрепленная лодка. Из незакрытого багажника торчал «Ветерок» с ржавым винтом. От такого зрелища я пол бутылки минералки вылил на землю, а Костя подавился огромной картошиной, при этом кисточка укропа повисла у него на носу.
- Я еще червей накопал!!! - заорал на всю площадь Олег, - Вдруг окушок или подлещик пойдет… Чего стоим, кого ждем? Давайте вперед, а я за вами!!!
Запрыгнули в машины и помчались в сторону Ленинградского шоссе. Я старался не смотреть в зеркало заднего вида, дабы не нервировать свою нервную систему и не быть очевидцем возможного ДТП, виновников которого мог стать наш юный рыбак. Перед поворотом на деревню Пятница нашего гонщика «Спиди» остановил патруль ДПС. Соответственно, остановиться пришлось и нам. Размахивая «ксивой», руками, волочившейся за лодкой веревкой и загадочно указывая на нашу машину, «короли дорог» пожелали ему, а естественно и нам счастливого пути.
До берега добрались без происшествий и удачно расположились на нашем облюбованном месте среди чудных сосен и песчаных берегов. Оперативно разбили палатку, развели костер и каждый достал заранее приготовленную женами снедь. Ну и, естественно, её родимую… «беленькую». А у нас с Костей был закон: приехали – снасти не распаковываем, а отдыхаем, выпиваем и готовимся к утренней зорьке. Свою меру знали. Пить друг друга не заставляем. Зачем? Завтра на рыбалку. Посидев часок, отправились потчевать в палатку, а наш новый друг-натуралист, сверившись со звездами и какими-то астрологическими прогнозами, удалился по течению реки искать наиболее подходящее для утренней рыбалки место или триппер.
… И вот она зорька. Красота! Солнце еще не встало. Туман стелется по воде. Кое-где слышны всплески: щурята и судачки гоняют молодь. Из под машины раздается храп новоявленного рыбачка. Тихо разбудили искателя рыбных мест, тихо разожгли костерок и, попив чая, двинулись к воде. Размотав снасти и насадив живцов, забросили донки. Не прошло и пяти минут, как у меня натянуло лесу и резким рывком я подсек и вытащил на берег судачка на 2.3 кг. Потом удача пришла моему куму. Потом мне. Потом опять куму. Так продолжалось на протяжении 40 минут. Настроение было приподнятое.
- Нет, хлопцы, так ловить не гоже, - возмущенно сказал наш третий рыбачек, не испытавший до этого ни одной поклевки, и засадил на все 5 крючков 5 жирных плотвиц и пескарей.
- Зря так много, - флегматично заметил Костя, - Толком поклевку не увидишь, если несколько «чурков» малька тронут…
- Не учите, казака трахать казачку, - огрызнулся Олег и метнул донку метров на 80 от берега.
За то время пока мы с Костей ждали поклевки, наш новый коллега по рыболовству успел опустошить мочевой пузырь, раздеться до трусов, всадить 50 граммов водки из своей фляги и закурить. При этом пытался нас «любителей-первогодок» учить ловле рыбы на Дону.
- Не поймаю, то хоть на позднем осеннем солнышке позагораю, - проворковал он, затягиваясь цигаркой, - Нет здесь достойной рыбы!!! Нет!!!
Мы с другом переглянулись, усмехнулись и занялись своими обычными рыбачьими делами.
- Олег, у тебя лесу натянуло, - спокойно указал рукой я на его удилище.
- Не ссы в карьер, салага, – это зацеп, - парировал «профессионал» мои доводы.
- Да, ты чё, мудило, смотри, лесу тянет, - более критично поддержал меня Костя.
- Бля, дилетанты, как вы =утоми=, - произнес Олег и схватил удилище.
- Пацаны, в натуре, кто-то сидит!!! – завопил донской рыбак и попытался крутить катушку на себя.
- Не рви, мудило!!! – хором заорали мы.
Леска звенела, пружинила и ее таскало из стороны в сторону. В 60 метрах от берега был огромный бурун. Мы бросили с Костей свои снасти и побежали на помощь приятелю. Леску приходилось то отпускать, то «принимать»: противостояние длилось минут 9 или 10. Наконец из пучины показалась голова огромного судака, весом не менее 11 кг., которая хлопала глазами и не предвещала ничего хорошего. Уже, находясь на отмели, судачина извернулся, ударил хвостом, сошел с крючка, но еще находился на отмели: габариты не позволяли покинуть акваторию.
- Глуши, бля, его, Олег, - хором закричали мы с Костей, ища хоть какие-нибудь пригожие для каматоза подручные средства. А разве много можно найти на песчаном берегу.
- ДА, ЁБ ВАШУ МАТЬ!!!! СОМОВ ДУШИЛ, А ЭТУ ТВАРЬ НЕ СДЕЛАЮ!!! - заорал Олег и со всего размаху, как в цирке «Шао-Линя», прыгнул в своих в «розочку» трусах пятой точкой на, распластавшегося на песке здорового судака. Но судак тоже был выметен не из простой икринки и отдавать свою жизнь за подлого малька и тупого рыбака не имел ни малейшего желания. Понимаю, что опускающееся на него тело весом не менее 80 килограмм может причинить ему огромные неудобства, решил быть во всеоружии: он растопырил все свои плавники и помолиться «Нептуну». Лучше бы Олег помолился своему богу….
Огромный шип-луч спинного плавника (не менее 12 см.) судака аккуратно, но со скрежетом вошел под углом в 90 градусов в анус опера Олега. Если Вы, дорогой читатель, считаете, что был вопль, то Вы глубоко ошибаетесь. Возгласов экстаза тоже не было. Рыбина пыталась уйти в пучину – Олег хотел продолжать ходить в туалет самостоятельно. Оба кряхтели (говорят рыба не умеет говорить).
Костя схватил судачину за жабры, а я рыбака под руки. Кум мой умертвил рыбину, а я положил орущего Олега на живот. На крики пострадавшего сбежался весь берег. Пока все рыбаки восхищались пойманной добычей, я разыскивал по близлежащим машинам бинты и ваты. Залив в его (пострадавшего) анус все запасы спиртного и зеленки и, услышав в свой адрес уйму оскорблений, я понял, что во мне умер хирург.
Вы спросите, что потом? Да, ничего… Положил я его на пупок в машину, напихал в попу тканей и повез в Солнечногорскую больницу, где мне хирург задал один вопрос: «А по-аккуратнее трахать можно было?». На мой ответ: «Это рыба!», ответил: «Ну-ну!!!».
Вывод: не ездите с деллитантами на рыбалку.
За це повідомлення автора DRAKULKA подякував:
bodya.s (13 липня 2011 19:16)
Рейтинг: 2.7%

Аватар користувача

Автор цієї теми
DRAKULKA
Адміністратор
Повідомлень: 2067
З нами з: 18 лютого 2009 10:18
Справжнє ім'я: Віталій
Звідки: Луцьк
Дякував (ла): 1033 рази
Подякували: 1942 рази
Контактна інформація:

Re: Байки

Повідомлення DRAKULKA » 13 липня 2011 09:42

СЕРЁГА И СОМ...

Были мы на нижней волге большой компанией.
Рыбу ловили.На спининги. Жереха и прочую хищность.
Был с нами парень и звали его Серега.
для полноты картины его следует слегка описать.
Полный, почти всегда серьезный, любое дело делает от и до и старается
сделать его с душой.
Проблема только в одном. Руки растут не из того места.
Если коротко то - 7 раз отмерит и 1 раз отрежет - но не там увы.
рыбалка поутру для него заканчивалась практически сразу после первых
забросов и зацепа блесны. Далее следовали мучительные раздумья - лезть
или не лезть, с опросом общественного мнения, раздеваниями,пробой воды
и прочее.
На рыбалку он поехал как и подобает его характеру - с литературой
о ловле рыбы. Была в его библиотеке и знаменитая "Жизнь и Смерть
пресноводных рыб" Сабанеева. Серега регулярно штудировал ее, постигая
теорию ловли пресноводных рыб.
Видимо опыт кастинга и заплывов за застрявшей блесной ему поднадоел
и он решил заняться новым для себя делом - ловлей сомов
По Сабонееву был выбран один из самых распространенных методов ловли :
Кол , толстая леска , крючок и лягушка
Кол делался часа 4 и мог удержать наверное слона,если бы они водились
на Волге, врыт в землю наверно до ядра земного, толщина .... во общем
тот кол был всем колам кол. Толстая теска, крючок хороший. Несколько
слов о лягушке. где он ее нашел такую я не знаю,но это была Жабища
величиной с голову ребенка. При виде ее все сомы в округе должны были
бросится на снать и буквально смести эту жабу с лица земли, то есть
воды.
Постройка снасти сопровождалась постоянными обсуждениями принятых
решений, проделаных работ. Сергей ценил и любил советы и развивал
обсуждаемую тему до масштабов маразма. Зато была полная ясность.
Снасть делалась световой день.
С помощью лодки лягушка была завезена метров на 50 и утоплена совместно
с грузилом из гайки, Леска натянута, подвешен колокольчик.

Серега подождал полчасика в надежде что сомы сразу начнут пожирать
лягушку, но сомы видимо терпели пока хозяин снасти уйдет спать, либо
просто стеснялись окружив лягушку плотной гурьбой.

Утром одухотворенные, мы с серегой пошли глянуть на улов.
Леска была сильно прослаблена но направлена в реку перпендикулярно
берегу.(течения там не было)
Серега сказал о соме - "видимо взял и ушел поближе к берегу -
переваривать", и начал потихоньку вытаскивать леску.
Леска выходила без всяких усилий - как будто не было на ней даже
наживки.
По мере вытаскивания угол входа лески в воду стал заостряться,
постепенно став очень острым, затем леска пошла паралельно берегу
и наконец ушла назад, на берег, на высокий обрыв.

Сома там быть уже не могло
Тяга лягушки к жизни оказалась сильней чем Серегины знания почерпнутые у Сабанеева.
Сомов Серега ловить больше не стал.

Аватар користувача

Автор цієї теми
DRAKULKA
Адміністратор
Повідомлень: 2067
З нами з: 18 лютого 2009 10:18
Справжнє ім'я: Віталій
Звідки: Луцьк
Дякував (ла): 1033 рази
Подякували: 1942 рази
Контактна інформація:

Re: Байки

Повідомлення DRAKULKA » 13 липня 2011 09:52

РЫБАК РЫБАКА. "АИФ" №2 (О83) январь 2ООЗ г.

ЕСТЬ У МЕНЯ ЗНАКОМЫЕ, для которых рыбалка не рыбалка, если на сома завозную или перемёт не поставили. С удочкой сидеть или спиннингом по баклушам утюжить - это для них баловство. Вот сома приличного поймать - это дело. Прослышали они от знакомых рыбаков, что на одном ерике в пойме сом отлично клюёт. Размером, правда, небольшим экземпляры попадают - до 10 кг. Но зато много его там, а рыбаков мало. И что характерно, клюёт сом только на воробьев жареных. Разузнав, куда ехать и где ловить, компания решила на ближайшие выходные выехать на ночную ловлю. В пятницу вечером, после работы, спешно собравшись и настреляв из "воздушки" воробьев, кампания направилась на рыбалку. Пока собирались, время пролетело незаметно, и в пойму товарищи заехали с наступлением сумерек. Кто пытался искать незнакомое место в пойме, да ещё в темноте, тот знает, что найти практически невозможно. Так случилось и с моими друзьями. Промотавшись добрых два часа по бездорожью, рыбаки добрались до ерика. По всем приметам он походил на водоём, который искали. Пока колесили, периодически останавливались для обсуждения и споров, а заодно принимали горячительное внутрь. Так что на месте оказались изрядно выпившими. На радостях, что наконец-то добрались, рыбачки ещё немного усугубили; поджарили на костре птичек и пошли ставить закидные. Время уже позднее, темнота стояла — хоть глаз выколи. Но навык — его не пропьешь. Успешно расставив закидные, приняли ещё по сто граммов и улеглись спать.

Вдруг среди ночи послышался пронзительный звон колокольчика — сработала закидная. Услышал её Николай (он был за рулём, поэтому оказался самым трезвым). Растолкав одного из товарищей, побежали вытаскивать сома. Леска ходила ходуном, на другом конце закидной трепыхалось что-то приличное. Быстро оценив ситуацию, Николай с завидным упорством начал тянуть рыбу. Его товарищ, Алексей, пытался помочь, но слишком уставшим он был, хватило его только на то, чтобы фонариком светить. После долгого и упорного вываживания удалось подвести рыбину к берегу. Однако в свете луча появилась огромная голова невиданного чудовища. От неожиданности Николай сел в лужу, а Алексей с перепугу бросил фонарик и поспешил ретироваться. Немного придя в себя, Николай сообразил, что это собака сидит на крючке. Долго не раздумывая, он схватил ножик и обрезал жилку. Пес, скуля от боли, смотался в неизвестном направлении. Ошалевший Николай вернулся в лагерь и стал всех будить, сбивчиво рассказывая историю. Алексею было не по себе, после полученного стресса он моментально отрезвел и всё твердил, что пить больше не будет, а то уже собаки начали на закидные попадаться. Другие товарищи спросонья никак не могли взять в толк сумасбродные объяснения горе-рыбаков.

Только наутро прояснилась картина. Оказывается, попали они на другой ерик, шириной он был чуть больше 20 м. А когда ночью расставляли закидные, часть крючков благополучно перекинули на другую сторону. Рядом с этим ериком находилась небольшая ферма. Очевидно, собачка, привлечённая запахом жареного воробья, прибежала полакомиться и, на своё горе, засеклась тройником.

Немного посмеявшись над горе-рыбаками и над собой, друзья решили сменить место, а то, не ровен час, приедет местный житель и начнёт отношения выяснять по поводу загубленной собаки. Зато до сих пор Алексей не пьёт на рыбалке. И всегда твердит, что выпить можно дома, а на рыбалке надо рыбу ловить.

Аватар користувача

Автор цієї теми
DRAKULKA
Адміністратор
Повідомлень: 2067
З нами з: 18 лютого 2009 10:18
Справжнє ім'я: Віталій
Звідки: Луцьк
Дякував (ла): 1033 рази
Подякували: 1942 рази
Контактна інформація:

Re: Байки

Повідомлення DRAKULKA » 13 липня 2011 09:57

На исходе июня мне довелось побывать на Северском Донце, недалеко от Чугуева.
После недавно прошедших дождей дни установились тихие, ясные, а теплые туманные ночи отличались удивительным обилием выпадающих рос.
Места вокруг были глухие, малолюдные. На реке — ни единого рыболова. Так было несколько дней, пока наконец я не увидел в лодке плечистого старика, одетого в поношенный ватник.
Познакомившись, разговорились, и я понял, что мне сказочно повезло: старик оказался «сомятником» и ловил только на квок' А я давно мечтал посмотреть на такую ловлю. Ефим Ефимыч — так звали моего нового знакомого — охотно согласился все мне показать.
Солнце уже садилось за горизонт.
— Чудесная ночь означается! — сказал Ефимыч.— Пойдем-ка послушаем, куда сомы на кормежку выйдут...
Мы не спеша тронулись по обрывистому берегу. Прошли с полкилометра, и вдруг на середине реки раздался негромкий, но отчетливо слышный булькающий звук. Казалось, что в пустую кадку упала крупная капля воды.
— Есть один, — прошептал старик.— Тут яма глубокая. Как раз сомовье место. Постояли несколько минут и уловили еще бульканье — одно за другим. Старик пригнулся, присмотрелся к омуту и удовлетворенно произнес:
— Клев будет.
Когда вернулись к лодке, совсем стемнело. Ефим Ефимыч зажег фонарь и начал разбирать свое снаряжение. Здесь был багор, пожалуй, не меньше пожарного и три мотовильца с прочными пеньковыми шнурами. К шнурам на сыромятных ремешках прикреплены крючки, а на крючки уже было насажено мясо перловиц, завернутое в сырую тряпку.
— А где клокуша? — спросил я, нигде не видя этого необходимого инструмента.
— Есть. Вот она — выставил рыболов указательный палец свечкой.
Ничего не понимая, я уста вился на дедов палец:
— Шутите?
— Зачем шутить, улыбнулся он.— Вот послушайте.
Сунув палец в рот, Ефим Ефимыч надул щеки и с силой рванул палец вон. Раздался звучный щелчок, точно повторяющий сомовье бульканье.
Потушив фонарь, Ефимыч уселся поудобнее на носу лодки и скомандовал:
— Поехали, только — ни малейшего стука и всплеска!
Вечерняя заря погасла.
Лодка выплыла на середину омута. Ефим Ефимыч опустил крючок с насадкой в воду и, наклонившись на борт, затих.
Неожиданно послышался щелчок, за ним второй, третий.
По широкой глади омута плоскодонка двигалась почти незаметно. Еле-еле пошевеливая вес лом, затаив дыхание, я следил за каждым движением рыболова. Мне никак не верилось, что ему в самом деле удастся пальцем подманить сома.
Прошло не меньше часа. Вдруг Ефим Ефимыч резко взмахнул рукой. В то же мгновение последовал толчок Сбоку вскинулась из воды крупная, сильная рыба и потянула лодку, как на буксире.
— Подсек одного! — прошептал дед.
Выскочив еще раз на поверхность, сом ушел на глубину и залег там. Тогда Ефимыч побарабанил багром по борту лодки. Хищник, испугавшись, метнулся к берегу, затем повернул обратно и начал медленно, но упорно кружить по затону, таща за собой лодку.
То выбирая шнур, то слегка отпуская его, рыболов терпеливо изматывал сома. Наконец, рыбина утихомирилась. Лениво пошевеливая хвостом, сом перевернулся белесым брюхом кверху и покорно дал подтянуть себя к лодке..
— Вот это добыча! — восхитился я.
— Да, хорош сомок,— согласился дед...
Июньская ночь коротка. Не успел померкнуть запад, как заалел восток.

Аватар користувача

Автор цієї теми
DRAKULKA
Адміністратор
Повідомлень: 2067
З нами з: 18 лютого 2009 10:18
Справжнє ім'я: Віталій
Звідки: Луцьк
Дякував (ла): 1033 рази
Подякували: 1942 рази
Контактна інформація:

Re: Байки

Повідомлення DRAKULKA » 14 липня 2011 14:44

ПРО СОМА...

Однажды летом, вернувшись с рыбалки, пошел я к деду и бабке с гостинцем - хорошим куском сомятины. Шел и радовался, что побалую деда: пусть бабуля ему пирогов из сома напечет. Положил гостинец на стол, а дед меня спрашивает:
- Внучок, ты что там на стол кладешь? Не пойму, больно кусочек махонький. Это что за рыбешка? Сослепу и не зрю.
- Ты что, дед? Ничего себе махонький кусочек! Килограмма на четыре потянет. Жадный ты, дед, стал. Все тебе мало. Ты этот попробуй съесть, а потом говори. Для наших мест, чтоб ты знал, если попадет сом на тридцать килограммов, то он считается большим.
- Э, Вовка, это вы не сома и не сомишку поймали, а пескаренка малого. Ты помнишь, бабка, когда меня опосля ранения в сорок четвертом годе списали вчистую, какого сома дед Ерофей пымал, а? Вот это настоящий сом! Мы его два дня всей деревней ели от пуза, съесть не могли. У некоторых даже спортился, хранить негде было. Эх, какой был сом! Не то, что твой пескарь. Тьфу! Только рыбу зазря переводите. Расти ей не даете.
- Что-то ты, дедуля дорогой, загибаешь не в меру. Два дня, да чтобы всей деревней? Не поверю! А в деревне - то не три двора было, дед? Тогда, может, и хватило вам. Ох, любишь ты преувеличивать на старости лет. Скажи еще, что и пескари раньше по килограмму водились. А раки, как крабы были. Да, дед?
- Цыц, щенок! Я те покажу кузькину мать! Болтать языком любишь, как я гляжу. Три двора.... Не три, а поболе двадцати дворов было деревне! Ее мои дед и отец основали, корни здеся пустили. У бабки справься. Она не даст мне сбрехать.
- Да, внучек. Правда это. Его дед с отцом деревню ставили. Меня за него когда отдали, она токо строилася. И про сома тоже правда. Дед Ерофей, покойничек, царствие ему небесное, несколько ден за этой рыбиной охотился. Но пымал лешака. Ты деда поспрошай, не ерничай, он те поведает. Это он Ерофею подмогнул ловить сома. С фронту живым воротился, так энтот леший их обоих чуть не сгубил - так саданул. Я сейчас деду стопку налью, язык - то у него и развяжется. Не вздумай лыбиться только, а то враз по шеям схлопочешь. Не любит он смешинок всяких над собой - уразумел?
Дед, обидевшись на меня, ушел в другую комнату. Что-то не верилось мне в эту сказку. Сам сколько лет рыбачу, сколько всяких россказней переслушал. Но про такого сома, даже не сома, а, выходит, целого кита, я не слышал. Реку я прошел сверху донизу, везде побывал, и в голове не укладывалось, что когда-то здесь водилась такая рыба. Уважая деда, все равно не мог ему поверить. Но слушать его было интересно. Умел дед небылицы рассказывать. Так все переплетет, что сразу и не поймешь, где правда, а где приукрасил.
Сунулся я к деду в комнату. Увидев меня, закричал он, стуча в грудь сухоньким кулачком:
- Забирай свово пескаря и марш отселева! Ты мне, старому рубаке, не поверил? Да я еще в гражданскую с Буденным на беляков ходил! И ты меня за брехуна считаешь? Уйди с глаз моих, злыдень! Рыбачишка - в рот пароход!
Это любимое выражение деда. Сейчас оно означало, что дед дошел до точки кипения. Пришлось пойти на хитрость. Приходя в гости к деду, я приносил обычно четвертинку и отдавал ему, пока бабуля не видит. Принес и в этот раз. И сказал деду:
- Если не перестанешь кричать, уйду и в следующий раз ничего не принесу, не дождешься. У бабки будешь просить. "Наташ, а Наташ! Рюмочку подашь?" - передразнил я деда.- Нальет она тебе... воды из-под крана. Гляжу, разбаловал я тебя шкаликами. Так бабка быстро трезвенником сделает.
- Ах, ты...! Ах, ты...!
Долго он не мог подобрать слова, как меня обозвать. Потом выдохнул:
- Ты вошь на моем пролетарском теле! И бабка твоя - тоже вошь. Весь в нее уродился.
Говорит, а сам на дверь оглядывается - не слышит ли его бабка? За это ведь он и скалкой может получить. Нрав - то у нее суровый. Лихим когда-то рубакой был дед, однако бабуля со своим характером похлеще оказалась, захомутала его. Теперь она командир в доме, а он под ее каблуком сидит и не трепыхается.
- Ну ладно, дед. Раз я в бабку пошел, то мне и просить, чтобы она тебе стопку налила. А ты мне про сома расскажешь, договорились?
Выпив стопку, дед крякнул от удовольствия. Рукой расправил свою гордость - буденновские усы. Повеселел. Окинул меня высокомерным взглядом и говорит:
- Ты, Володька, супротив меня не иди. Мал еще. И не стращай бабкой - не боюсь. А шкалик ты обязан мне приносить. Не будь меня, и тебя бы на белом свете не было. Ясно тебе, малайка? По всем статьям выходит, что я хозяин и глава дома. Ты меня должон слушать. А про сома, так и быть, расскажу, хоть ты и не заслужил. У меня от него и отметины есть. Глянь...
Сняв с себя рубашку, показывает. На плече и на груди глубокие шрамы. Он продолжает:
- Это сом нашу лодчонку разнес на куски, а мне обломками плечо и грудь изувечило. Ребра поломал, лиходей. Бабка меня еле выходила, на ноги поставила. Эта история с сомом стряслась, когда меня вчистую списали и отправили домой. Приехал в деревню, а здоровых мужиков нет. Одни бабы с детишками да старики с калеками. Вот и вся деревенская гвардия. Из нашей семьи на войну сразу ушли пятеро мужиков. Я и четыре сына, в том числе твой батька. С бабкой остались еще три девки малые. Когда я возвернулся, меньшой, Лидке, годков десять всего было. Работали от зари до зари. Даже малышне занятие находилось. Свясла плели, колоски в поле собирали. Меня определили на паром. Ты деревню нашу помнишь, Володька? Там слева от нее осинник произрастал. А вправо взять - мой паром был. И промеж них на реке находился огромадный плёс. На него пригоняли коровок на водопой. Начальником коров был дедка Спирька, так его все на деревне прозывали. Калека. Его в гражданскую войну беляки сильно порубали. С тех пор ходил весь скособоченный, скукоженный.
Я для чего тебе это грю? Чтобы ты, внучек, знал, как нам в стародавние времена жилося в деревне. Сиди и слушай, не перечь мне. А то сказывать не стану. Так вот что дальше - то было. Бабы стали жаловаться на Спирьку. Молоко, вишь, кажный день пропадат. Сразу у нескольких коров. Он их с водопоя пригонит, а вымя - то пустое. Бабы его в оборот взяли. Ведь и так голодуха была. На фронт же все отправляли. Кормежка в семьях плохонькая. А у кажной бабы детишек малых куча. А тут еще молоко пропадат. Они на дедку взбеленились. Кричать начали, что он вор. Спирька - то пред ними оправдывается. Он, грит, не виноватый. Куда ему одному стоко молока? Ладно бы одну коровенку сдоил. А здеся почти десяток пустышек с водопою вертаются. Не мог же он всех выдоить. Пока с ими ругалси - вспомнил: когда коровки по пояс в воду залезут, то одна, то другая, третья начинали жевать жвачку. А корова когда ее жует? Тогда, когда ее начинают доить. Получается, что их под водой водяной сосет, больше - то некому. Или еще это могет сделать большой сом. Спирька всё бабам рассказал, что вспомнил. Те не верят. Потащили его к деду Ерофею. Тот всю жизнь рыбой промышлял. Пригнали дедку к нему. Сами в бока ему кулаками тычут. Говорят, что если Ерофей за тебя не вступится, скажет, что ты врешь, то мы тебя в реке утопим. Нашу ребятню малую без молока оставил.
Дед Ерофей выслушал их причитанья. А потом и говорит: "Могет быть и сомина, надоть будет наблюдать за коровами несколько дён". И сказал, что Спирька не виноватый. Велел ему показать место, где коровы начинают жевать жвачку в воде. Спирька от радости, что его не отлупцевали бабы, быстро закондылял к реке. Показывает на край плёса: здеся, мол, в энтом месте. Пригонит их с пастбища сюды, коровки в воду зайдут по брюхо и стоят. А потом по одной выходют. Он их оттелева сразу гонит в деревню. Дед Ерофей послухал его, побродил по берегу. Потом разнагишался, залез в воду, там чтой-то высматривал. Задумался. А потом сказал, что будет сюды приходить и наблюдение вести, когда Спирька стадо на водопой пригонит.
Несколько дён он приходил на плес. Присядет в сторонке и наблюдат за коровками, когда они в воде стоят. И заметил же, зараза глазастая! Стоит коровка спокойно, а потом начнет жевать. Погодя немного она выходит на берег. Ерофей сразу шасть к ней, а у той вымя - то пустое! Глядь - и другая зажевала. Вышла - и тоже пустышка. И третья, и четвертая. Все пустые. Дождался Ерофей, когда Спирька их в деревню погнал, одежку с себя скинул - и в воду. Давай по воде шастать, всё проверять да нырять. Оказалось, что все коровы стоят на краю огромадной ямины. Как Ерошка смог что-то в ней разглядеть - я не пойму. Но вечером всех баб собрал и сказал, что в ямине живет огромадный сомище. Какие у него сети есть - сом разорвет. Нужно в срочном порядке плести новье из толстых веревок. На это уйдет неделя, не меньше. Бабы ему нанесли веревок, и принялси он за работу. С утра до вечера плел невод. Под конец приладил к нему свитые толстенные клячи с обеих сторон -и готов.
На другой день, с самого утра, дед Ерофей собрал всех ребяток, что поздоровше были, и меня с собой позвал. Две лодчонки приготовили. Ребятне растолковал, что они должны делать, чтоб сома изловить. Мы с ним привязали пока одну сторону невода крепко-накрепко к осине. Весь оставшийся невод нагрузили в лодчонки и стали ждать стадо. Опосля обеда, коровы пришли на водопой. Зашли в воду, от шлепней спасаются. Дед Ерофей велел всем приготовиться. Когда первая коровка зажевала, он дал команду. Ребятня прыгнула в лодчонки и стала окружать стадо неводом. Тем временем одна пустышка вышла на берег, за ней - другая. Чуток погодя, еще стали выходить. Ребята в лодках сидят и ждут, когда последняя коровка вылезет. Токо она на берег, ребятки на лодках за ней - и полукруг закрыли. Мы с Ерофеем другой конец вокруг второго дерева обвернули. Ну, думаем, теперича он наш, сомище энтот. Ребятня метнулась к воде и как принялась шуметь! Каменья швыряют, кричат, по мелкоте носятся.
И тут такое завязалось! Вода, как будто в чугуне, забурлила. Ходуном ходит. Вся деревенька сбежалась. Бабы с малышней голосят со страху. А эта страхолюдина беснуется в воде. Даже мне, старому рубаке, не по себе стало. Поджилки все затряслись. Вроде как истинного водяного захомутали. Что он там вытворял! Не приведи Господи еще раз с таким страшилой столкнуться. Долго он рвалси в ямину уйти, да куды там! Ерошкин невод супротив него покрепче оказался. Бился, бился об его, а потом стал затихать. Вскоре всплыл, умаялся стервец - в рот пароход! Володька, сбегай-ка к бабке, спроси стопку. Я про его как вспомню, так меня лихоманка трясти начинат.
Дед выпил и опять продолжает рассказывать:
- На чем я замолчал? Ах да! Всплыл он наверьх, огромадный, словно кит. Мы с Ерофеем в лодчонку шасть - и к нему. Я гребу, а он с колотушкой на носу сидит, чтоб сома энтого глушануть. А там, не поверишь... Голова - с половину лодки будет. Ерошкина колотуха, словно спичка для него. Стал он ей этому черту по башке бить, да куды нам с ним сладить. Как вскинется! И сверьху на нас упал. Лодчонка на щепки развалилась от удара. Вот тогда - то он меня чуть не убил, вражина. Мало ему показалось, так он, когда разворачивалси, меня хвостищем шандарахнул, ребра в груди сломал.
Очухалси я уже на берегу. Бабка моя грит, что я сам из воды вылетел, а я не помню. Он мне тогда все отшиб. В горячке - то и не почуял, что из меня кровь хлещет. Хочу встать, чтобы Ерошке подмогнуть, и не могу. Матерюсь на весь белый свет. Как червяк по земле, к воде ползу, бабы меня держат, не пущают. Ерошка бегом домой. Я думал, что он спужалси. Кричу ему:
- Назад, подлец! Зарублю! Под трибунал отдам, гаденыш! Вертай назад, говорю тебе.
Это у меня, верно, от потрясения всё в черепке перемешалось тогда. Глянул - Ерошка ружьецо тащит. И давай картечью в башку сому палить, да никак не убьет его. Стрельнет - а тот как жахнет по воде хвостищем! Ерошка снова палит, а сом токо брыкается. Ужас, сколь зарядов спалил, пока зверюга затихла. Валяется в воде, а подходить к нему все трусят. Вдруг он притворяется? Потом смельчаки сыскались. Баграми его до берега дотянули, а дальше не удается. Силов не хватат. Скопом начали волочить - все равно не могут. Двух лошадок привели. Те храпят, упрямствуют. Веревками обмотали сома, вытянули на землю. Подогнали рыдванку, на которой сено возют. Хотели на нее сома положить. Но силов у баб не хватило даже его башку на телегу задрать. Бабы с ребятней опять на берег, к причалу. Сходни от баржи приволокли. От какой баржи, спрашиваешь? А знаешь, что у нас здеся раньше баржи ходили? Нет? Теперича знать будешь. Это в наше время река была. А сейчас так себе - речушка. Вот по энтим сходням лошадей по краям рыдванки пустили, а бабы по бокам сома поддерживали. Так и затянули. Сом даже на рыдванке не поместился. Половина ехала, а другая по земле волочилась.
Посередь деревушки сома свалили. Стали делить. Поначалу тем дворам, у кого ребятишек полно, да у кого мужиков на фронте убило. Опосля ужо прочим. Одной токо головы нескольким дворам хватило. Дня два его ели. Жарили, варили. Для деревеньки энти дни, как праздник были. Аж все бабы наши тогда похорошели. Сильно голодно было в те времена.
А главное - то в чем? В том, что за четыре года войны бабы ребятишек первый раз смогли вдоволь насытить. Вот так - то, Володька! Вот это был сом, так сом. А твой, что ты приволок, - так себе, пескаришка, супротив того сома. Понял, малец? А теперича сбегай-ка к бабке. Может, еще разок выкажет почтение к моей пролетарской душе - нальет стопку, а, Володька? Ты как полагаешь?

Аватар користувача

Автор цієї теми
DRAKULKA
Адміністратор
Повідомлень: 2067
З нами з: 18 лютого 2009 10:18
Справжнє ім'я: Віталій
Звідки: Луцьк
Дякував (ла): 1033 рази
Подякували: 1942 рази
Контактна інформація:

Re: Байки

Повідомлення DRAKULKA » 14 липня 2011 14:50

Один мой знакомый рассказывал, как он на сома рыбачил. Приехал однажды к родственникам в Поволжье. Как полагается на встречу редкого гостя – пышный стол с обилием выпивки. Посидели, пораспрашивали про житье в Сибири и родню. Когда хмель стал крепко пробирать, старики затянули песни. Тогда его дядька, за рыбалку стал пытать, мол, что там в ваших ручейках водится? Да хвастать про волжскую рыбу: «Вашу-то только вместо живца насаживать, чтоб нашу поймать». Попытался, было, мой знакомый заступиться и за речку нашу, и за рыбу, куда там. Только дядьку распалил. А тот давай небылицы сыпать, о том, как у них сом утей, да гусят повадился таскать. Мой знакомый, давай его подначивать, мол, верю – верю сам рыбак. тот в пылу: «Поехали! Его-то еще не выловили, хотя месяц уже за ним охотимся. Я сегодня в ночь собирался, так давай вместе!». Благо село на берегу стоит, но дядька выгнал свой «Москвич», говорит, что это его главная снасть. «Москвича» поставили задом к воде. Дядька открывает багажник, а там лебедка со шнуром толщиной в указательный палец. Достает крючок самокованный размером с якорь для лодки, нацепил курицу, задавленную с утра для насадки. И забросил прямо в центр омутка. Потом развели костер, стали ждать под снедь, что со стола захватили. Дома захмелели, у реки добавили, в общем заснули. Ночью просыпаются от скрежета, «Москвич» ходуном ходит. Дядька лебедку включил, и та с огромным напрягом стала выбирать шнур. Через какое-то время невдалеке от берега вода забурлила, и машину потихонечку стало стаскивать в реку. Дядька что-то кричит, а мой знакомый рот раззявил и в ступор впал, мол, неужели рыба таких размеров бывает. Тут из самого водоворота пасть показалась, да такая, что бочка столитровая пролетит. Дядька топор схватил и давай шнур рубить: «Хрен с ним с сомом! А то с таким помощником, - это он про племянника, - и машину утопишь». Долго ругался, но видно все равно был доволен, что произвел такое впечатление на племянника. Сома того потом все же взяли, но это уже без моего знакомого. Зато теперь кто из наших позовет его на рыбалку, то он говорит, мол, это разве рыбалка, вот на Волге… и после начинает этот рассказ. Правда, с каждым разом сом все больше. И то верно, года идут – сом растет.
За це повідомлення автора DRAKULKA подякували (всього 2):
Bichunya (15 липня 2011 04:47) • BOBR (16 липня 2011 23:05)
Рейтинг: 5.41%

Аватар користувача

Автор цієї теми
DRAKULKA
Адміністратор
Повідомлень: 2067
З нами з: 18 лютого 2009 10:18
Справжнє ім'я: Віталій
Звідки: Луцьк
Дякував (ла): 1033 рази
Подякували: 1942 рази
Контактна інформація:

Re: Байки

Повідомлення DRAKULKA » 17 липня 2011 18:43

Каждая рыбалка, как и женщина, является в своем роде неповторимой. И не только потому, что однажды можно подхватить из за рыбо-охоты ангину на целую неделю, а с другой такое, такое ..! А еще и потому, что на каждую ловлю чешуйчатой живности выезжает совершенно новый человек: и воздух пахнет удачей, и птицы-то особенно чирикают … Честно говоря, я не лжец и не хочу рассказывать о том, как я чуть не поймал огромную щуку, и неприятно об этом рассказывать, потому что такой здоровенной «бандуры» читатели, наверное, и не видели никогда, а увидели и не поверили бы собственным глазам, а я ее упустил …
А расскажу вам то, что рассказал мне один знакомый рыбак, надеваючи на крючок «революционера» – червя.
В небольшом селе над Днепром, где так хорошо, что перехватывает дыхание, живут талантливые к рыбалке люди. Работают они много, обрабатывают землю, орошают сады, а молодые учатся. Но в свободное от работы время всех мужчин тянет к Деду Днепру ловить крупных сомов.


Эта проблема заключается в том, что крупные сомы, руководствуясь глубоким, как воды Днепра, опытом, не желают бросаться в сети, которые традиционно расставляют браконьеры.
Для таких умных созданий нужен особый подход. Поэтому мужчины выше упомянутого села делают так. Сначала берут грубейший в селе канат и привязывают к нему здоровенный крюк, на который нанизывают не первой свежести дохлую курицу, или индейку. Один конец каната привязывают к прочному дубу, растущего на берегу, а другой, с наживкой, на лодке отвозят на середину реки, и бросают в воду. Необходимым атрибутом такой рыбалки есть трактор, который необходимо поставить рядом с дубом. Все готово, можно немного расслабиться. Есть золотое правило рыбака: порядочный сом клюет не раньше третьей рюмки и не позднее шести.

Почему именно тогда? А потому, что раньше у людей нет желания никуда отлучаться, а позже не хватает способности. Но вот, как в сказке, когда дернулся и согнулся здоровенный дуб, наступает время трактора. Умелые руки привязывают его к бечевке. Здесь и начинается соревнование механизма и рыбы. Метр за метром отвоевывает железный конь у усатого гиганта сома, и вот, наконец, на берегу появляется пасть, все в восторге! Парни хватают сома за усы и тянут его в деревню, чтобы там уже догнать свою восьмую, девятую, тринадцатую рюмку.
Можете не верить. Это мне рассказал один знакомый рыбак, а он врать не любит.

Відповісти

Повернутись до “CatFishing - ловля сома”